…а также мистика, детективы, статьи и публикации… Добро пожаловать в мой мир!

Хаски — любовь моя!

Сибирские хаски… Удивительные существа. Кто хотя бы раз видел их, поймет меня — не влюбиться невозможно.

Что касается внешнего вида хаски, то в первую очередь отмечаем их неповторимые, небесно-голубого цвета, глаза. При этом у них свирепое выражение морды из-за окраса. А еще — в жизни они производят впечатление гораздо более мощного зверя, чем на картинке или в фильме… Словом, если не акцентировать на ангельских глазах, сибирские хаски внешне не так далеко ушли от своего предка, волка. Этим родством, возможно, объясняются как выносливость, так и независимость, хаски. Поэтому и голоса у них хриплые, сипловатые, и они, скорее, воют, чем лают.

Ученые полагают, что северные народы использовали собак в качестве средства передвижения на протяжении нескольких тысячелетий. И даже раньше, чем оленей! Так, например, неподалеку от озера Байкал, на скале Саган-Заба, в конце девятнадцатого века, благодаря научным экспедициям исследователя Н.Н.Агапитова, были обнаружены многочисленные наскальные рисунки, свидетельствующие о том, что на собаках там ездили еще 4 тысячи лет назад. А в начале 1990-х годов на острове Жохова (архипелаг Новосибирские острова) петербургским исследователем Владимиром Питулько была обнаружена охотничья стоянка с остатками нарт, собачьей упряжи и хорошо сохранившимися костями собак. По результатам радиоуглеродного анализа возраст этой находки около 8000 лет.

В конце XIX—начале XX века собак этой породы ввезли в Канаду и на Аляску, где их использовали в гонках собачьих упряжек, а также как ездовых собак в поселках золотоискателей. Смешавшись с местными собаками индейцев Аляски, чукотские хаски образовали новую породу, первый стандарт которой зарегистрирован в 1930 г., а в 1938 г. открылся Американский клуб любителей сибирских хаски ( Siberian Huskies). Порода появилась в Европе в 1950 г. и была зарегистрирована в FCI в 1966 г.

Хаски — собака с характером и далеко не каждому под силу справиться с ней. Несмотря на то, что являются ездовыми собаками и бегают в упряжке, по своей сути хаски — одиночки.

Их невозможно полностью подчинить — хаски с трудом поддаются дрессировке, говорят, нет мотивации, стойко переносят голод и прочие лишения. Все, что хаски нужно для счастья – это снега по колено и до самого горизонта. Они любят простор и движение. В одиночку без какого-либо укрытия могут перенести лютую стужу, снежный буран и даже встречу с медведем. Однако плохо переносят жару. Им нелегко приходится в городе.

Одному моему знакомому хаски, Дайго, понадобилось два курса дрессировки, чтобы стать, по словам его хозяина, «адекватной городской собакой, не бросаться под машины и не убегать без оглядки на два километра». Например, занимавшемуся с ним параллельно щенку это не удалось. А хозяева его сестренки по кличке Соба откровенно удивлялись, почти не веря в происходящее, когда она реагировала на их призывы и даже иногда подходила. Сейчас они часто ходят с Собой в походы по Крыму. Однажды она потерялась, пропала на трое суток, потом прибилась к группе туристов, где ее благополучно и нашли. Радости хозяев не было предела. Когда мне рассказали эту историю, я представила, как же счастлива и довольна была собака, вновь воссоединившаяся со своими хозяевами. И тут же высказала эту мысль. На что мне просто ответили: «Да она еще не успела понять, что потерялась!»

Тем не менее, дикий нрав и первобытные повадки не мешают хаски быть превосходными ездовыми собаками в суровых условиях крайнего севера.

Известно, что без ездовых собак вряд ли были бы возможны многие географические открытия и освоение человеком Арктики. Так, оба полюса Земли покорены на собачьих упряжках: в 1907 Ф. Кук, в 1909 г. Р. Пири с их помощью достигли Северного полюса, Амундсен в 1911 г. водрузил флаг Норвегии на Южном полюсе, пройдя на собаках в тяжелейших условиях Антарктиды 2980 км за 99 дней. В России, начиная со времен Великой северной экспедиции, длившейся в течение десяти лет (1733 – 1743), принесшей государству, да и всему миру, немало полезных открытий, и до 70-х годов нашего века, ни одна северная, особенно арктическая, научная экспедиция не обходилась без собачьих упряжек.

И, хотя ездовые собаки не столь сильны, как олени, они более выносливы и лучше приспособлены к вечной мерзлоте. Российский этнограф Владилен Туголуков подсчитал по своим наблюдениям, что средняя скорость собачьей упряжки по бездорожью на длинных дистанциях составляет 10 км/ч, а на зимних дорогах протяженностью 200–250 км составляет 15–17 км/ч. Легковая нарта может пройти 250 км за 15 часов, путь в 750 км преодолеет за трое суток. По накатанной дороге упряжка из 12–14 собак порой везла до тонны груза, по бездорожью – около полутонны.

Суровой красотой, независимым нравом, выносливостью, смелостью и отвагой, исключительной преданностью эти гордые собаки несомненно заслужили уважение и людскую любовь. Им посвящают стихи, например, не так давно известный якутский поэт С. Дадаскинов издал сборник стихов под общим названием «Песнь о моих собаках», где есть такие строки:

«…Друг – Собака! Верный работник,

Как тебя не любить не славить?

И рождаются следом свежим,

И звучат для России ново:

Бухта Врангеля, грот Медвежий,

Море Лаптевых, мыс Дежнёва.

Сколько мчалось вас без опаски

Непокорных метелям, пургам

От Вилюйска и до Камчатки

От Чукотки до Петербурга.

Погибали и вновь вставали,

Землю гибелью утверждали».

О северных ездовых собаках, маламутах, самоедах, и в частности, о хасках, снят не один фильм. Из самых известных я упомяну «Белый Клык» (как минимум пять разных вариаций), «Тоби МакТиг», «Снежные псы», «Снежная пятерка», «Строго на Юг»…

О подвиге Балто, который как раз являлся представителем ездовых хасков, снята целая трилогия мультфильмов. Причем, первая часть основана на реальных событиях, повествующих о доставке вакцины от дифтерии из Ненаны в Ном (Аляска), где в середине января 1925 года разыгралась трагедия, унося одну за другой детские жизни.

До Ненаны из Анкориджа вакцина была доставлена поездом. Но дальше пути обрывались. И единственным способом доставить лекарство были собачьи упряжки. Путь длиной 1085 км (674 мили) нужно было преодолеть не дольше чем за 9 суток. Снарядили около десяти собачьих упряжек общей численностью в 150 собак, погонщики сменяли друг друга, передавая груз, как в эстафете. Несмотря на пургу и пятидесятиградусный мороз, цели удалось достигнуть за 127 часов – пять с половиной дней. На предпоследнем этапе вожаком шел пес Балто.

В тот день буран разошелся не на шутку. Погонщик, норвежец Гуннар Каасен, по его же словам, едва мог разглядеть свои руки в снежной пурге. Не все собаки смогли пережить тот переход, лапы были изодраны в кровь, но даже не кровоточили, кровь в буквальном смысле стыла от ветра и снега, смешанного с ледяными иглами. Тяжелые, груженые сани то и время переворачивались от порывов ветра. В такой круговерти не сложно заблудиться, что, собственно, и случилось. Упряжка Балто, то ли из-за погоды, то ли по неопытности вожака, отклонилась от курса и не встретилась в положенном месте со «сменщиком», и ничего не оставалось делать, как просто продолжить путь. Благо, Ном был уже совсем близок.

Балто не был лучшим в гонках, не был самым быстрым, он даже не был опытным бывалым псом. Но именно он прошел последний отрезок пути и самостоятельно привел собак в Ном, где уже ждали с нетерпением заветную упряжку и жители городка, и репортеры.

Ему то и досталось все внимание прессы и весь почет. В конце того же 1925 года в благодарность за спасение Нома в Центральном парке Нью-Йорка был поставлен памятник Балто с надписью «Выносливость, верность, ум». Так Балто стал национальным героем.

Однако мало кто знает о другом персонаже той героической эстафеты – Того, которому достался самый трудный и опасный этап пути, пролегавший по заливу Нортон. Нортон-Саунд жители Аляски называют «фабрикой льда». С первого взгляда – это ледяная пустыня, ровная и спокойная насколько хватает взгляда, до самого горизонта. Он занимает площадь в пятьдесят тысяч квадратных километров. Но при ближайшем рассмотрении становится ясно, что эта белая безмолвная гладь таит в себе множество смертельных ловушек. На самом деле, лед находится в постоянном движении. То и дело льдины откалываются и уходят в открытое море. Во льду неожиданно образуются глубокие трещины, растущие в считанные минуты. Эти разломы ширятся так стремительно, что заметить их возможно только приблизившись к ним вплотную и когда становится уже поздно что-либо предпринимать, целиком полагаясь на везение и волю случая.

Упряжка Леонхарда Сеппала с вожаком Того была одной из лучших на Аляске. Она трижды побеждала в многомильной гонке All Alaska Sweepstakes и была готова пройти половину (!) пути эстафеты самостоятельно, справедливо поделив лавры героя и венец победителя с Балто. Однако губернатор перестраховался, и в последний момент было приказано добавить еще упряжек. В результате, значимость действий упряжки Того была как бы разбавлена, он стал «одним из…десяти», в то время как Сеппале и Того достался не только самый изнурительный отрезок пути, но и самый опасный. К тому же, это была и самая длинная часть пути, примерно треть от всей эстафеты.

31 января в субботу Сеппала двинул свою упряжку на лед Нортон-Саунда, приняв решение идти кратчайшим путем – прямо через залив. Там в Номе его дожидалась восьмилетняя дочь, за судьбу которой он крайне опасался. Путь лежал из Унгалика до постоялого двора Головин, где упряжку с сывороткой поджидала сменная команда. Примерно на половине маршрута вся упряжка оказалась на льдине, отрезанной от твердого основания, окруженной со всех сторон ледяной водой. Затем последовало несколько часов непредсказуемого дрейфа, прежде чем льдину прибило к другой льдине, вмерзшей в береговой лед. Тем не менее, до спасительной земли оставалось еще метра полтора. И это расстояние перепрыгнуть Сеппале было не под силу. Но если удастся заставить прыгнуть вожака, то оставалась надежда, что тот подтянет к берегу льдину с упряжкой и погонщиком.

Оставалось решить, как убедить Того бросить хозяина и упряжку, и прыгнуть в сторону берегу. Времени на раздумья и уговоры совсем не оставалось, и тогда Сеппала сделал первое, что пришло в голову. Он схватил Того на руки и рывком швырнул на берег. Собака больно ударилась о лед, кубарем перевернулась, но вскоре крепко стояла на ногах. Любая другая собака от неожиданности и пережитого трюка тут же бросилась бы убегать прочь, освободившись от веревки. Но Того вдруг уперся сильными когтистыми лапами в твердый лед, всем телом прижимаясь к земле. Льдина поддалась, медленно двинувшись к берегу.

И тут случилось самое страшное. Веревка порвалась и соскользнула в воду. Это был смертный приговор. Леонхард Сеппала с ужасом видел, как уходит под воду конец веревки, унося с собой всякую надежду на выживание. Но верный пес отреагировал моментально, бросившись в обжигающую ледяную жижу из снега и воды, нашел заветную веревку и тянул ее до тех пор, пока упряжка не смогла перейти на твердую поверхность. Кинологи называют такое поведение у собак адаптивным интеллектом. В своем желании воссоединиться с хозяином и упряжкой, собака сделала то, что ей подсказал инстинкт.

Это была не единственная трудность, с которой столкнулась упряжка Того, однако он с честью прошел все испытания. Того вел упряжку со средней скоростью 12 км в час против ветра по бездорожью. Он преодолел самую длинную и трудную дистанцию в 218 км, что в два с половиной раза больше, чем прошла любая другая упряжка, за самое быстрое время, и доставил сани с вакциной в пункт назначения, где передал эстафету следующему псу

И Аляска подвиг Того не забыла. Нынешние гонки собачьих упряжек на Аляске Айдитарод посвящены Гонке Милосердия и храброму Того. Он спокойно умер в 1929 году, чучело его находится в музее города Василла/Wasilla, Аляска.

В 1933 году умер в возрасте одиннадцати лет Балто. Его чучело находится сейчас в Музее Натуральной Истории Кливленда.

В книге «Один на один с Севером», об одиночных экспедициях на собачьих упряжках профессионального японского путешественника Наоми Уэмура к Северному полюсу и через Гренландию, изданной в 1983 году в Москве, заключительная часть звучит как гимн ездовой собаке: «Когда нам тяжело, больно, мы – люди уже сдаёмся, собаки же сдаются только тогда, когда умирают…»

В случае с Балто и Того все закончилось хорошо. Даже слишком хорошо. Многие детские жизни были спасены, а история нашла своих героев.

А вот еще одна история из жизни северных ездовых собак. На этот раз грустная история, произошедшая в Антарктике в 1958 году со Второй японской антарктической экспедицией. Тогда по стечению обстоятельств, в связи с погодными условиями была свернута японская полярная станция Сёва. Все происходило неожиданно, срочно, в спешке. На станции оставалась упряжка собак с двухнедельным кормом. Предполагалось, что следующий транспорт их заберет. Но случилось непредвиденное. Навигация была прекращена раньше обычного срока. У бедных животных не осталось шансов на спасение. И когда люди с ужасом осознали происходящее, возможности как-то помочь собакам уже не было. Оставалось только ждать открытия следующего навигационного периода. Каковы же были удивление и восторг, когда навстречу новой экспедиции на следующий год выбежали две уцелевшие собаки!

В 1983 году вышел на экраны фильм японских кинематографистов «Антарктика», честно и правдиво рассказавший всему миру эту трагичную историю . А спустя почти четверть века, в 2006 году, американцы рассказали ту же историю в фильме «Белый плен». Американский фильм оказался более приключенческим по жанру и радужным, снабженным и комичными эпизодами, и хэппиэндом.

Чего не скажешь о японской версии, тем не менее, имевшей грандиозный успех. Оба фильма ярко раскрывают характеры собак, много времени уделено попыткам брошенных животных освободиться от цепей и выжить. В американском варианте «Антарктики» погибла только одна собака, остальные были успешно спасены. Японцы же остались верны реальной истории с начала и до конца, в которой выжили только два пса – сибирские хаски Таро и Джиро. Они смогли каким-то чудом освободиться и прожить самостоятельно целый год!

Возможно, им помогло то, что они были родными братьями, рожденными там же, в условиях вечной мерзлоты, и Антарктика была их родиной. Семь других собак упряжки погибли, так и не сумев освободиться. Судьба остальных шести не известна, они так и не были найдены.

На этом приключения реальных братьев Таро и Джиро не закончились. Они участвовали еще в нескольких антарктических экспедициях. Таро умер во время одной из них, в июле 1960 года. Его чучело хранится в Государственном научном музее в Токио. Джиро умер от старости в возрасте 15 лет в 1970. Его тело было передано для исследований Университету Хоккайдо.

Всем пятнадцати ездовым собакам, пострадавшим в экспедиции 58-го года, в японских городах Вакканае и Сакаи сооружены памятники. Сегодня использование ездовых собак в Антарктике запрещено международным законом. А именно, ст.4 п.2 Приложения II к Протоколу об охране окружающей среды к Договору об Антарктике «Сохранение антарктической флоры и фауны» гласит: «Собаки не должны ввозиться на сушу или шельфовые ледники, а собаки, находящиеся в настоящее время в этих районах, должны быть вывезены до 1 апреля 1994 года.»

И хорошо…

Хаски – поистине красивые и грациозные собаки, способные составить компанию любому человеку, ведущему активный образ жизни. Их всегда будут любить и уважать. И не только за их героическое прошлое. Но и просто за то, что с ними интересно. В Южной Корее сегодня просто повальное увлечение северными ездовыми породами собак. Так трое из пяти участников суперпопулярной корейской поп-группы «ТоХоШинКи», что означает «Восходящие Боги Востока», содержат таких собак. Это аляскинский маламут Харанг – у Пака Ючхона, белоснежная красавица Шаки – чукотский самоед Кима Джунсу, обладателя самого красивого голоса Кореи и прозванного Принцем группы. А вот у лидера группы Чжанга Юнхо – голубоглазый сибиский хаски Тайфун. Юнхо очень гордится своим питомцем, тем более что совсем недавно в их семействе прибыло – Тайфун стал счастливым отцом двух голубоглазых малышей.

А у нас в стране свои звезды. Собака породы сибирские хаски по кличке Метель успешно снималась в таких фильмах как «Тайга», «Граница. Таежный роман», «По ту сторону волков».

Сибирские хаски… Северные ездовые собаки… С американским гражданством по стандарту, и с северной русской душой! Не устаю восхищаться их силой и красотой, их мужеством и непревзойденной смелостью, их умением справляться с такой важной задачей — служить, помогать и спасать в самых жесточайших условиях крайнего севера.

БЛОГ

4 комментария

  1. Уведомление: Зачем Собаке Слава? | Аврора Ли: просто фантастика!

  2. Александр

    Обожаю этих собак:)

    23 мая, 2013 в 07:54

  3. Владлен

    «Хаски – любовь моя!»

    … и моя:)

    31 октября, 2011 в 22:33

  4. Аврора

    Так как я не специалист по собакам и не рвусь в специалисты, то взяла то, что лежало на поверхности… То есть прошлась по русским ресурсам. Хотя, если исследовать тему глубже, однозначно, без зарубежных источников было бы не обойтись… Статья была бы аналитическая.

    18 июня, 2010 в 14:39

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s