…а также мистика, детективы, статьи и публикации… Добро пожаловать в мой мир!

Тайны Снежной Королевы

(глава 59, фантастический роман «Когда улыбаются небеса»)

…Улла услышала приближающиеся сзади тихие шаги, но головы не повернула, даже не шевельнулась. Это – Эктолар. И что за ужасная привычка у него вот так подкрадываться неслышно из-за спины? На что он надеется? Подсмотреть выражение ее лица, когда она думает, что ее никто не видит? Или подслушать ее мысли? Бедный, наивный Эктолар.
А Эктолар Сонэ, войдя в полутемную гостиную и увидев жену, неподвижно стоящую в полуобороте к окну, в нерешительности остановился посреди комнаты. Казалось, он ждал, что она заговорит с ним или обернется, но ничего подобного не случилось.

Он знал, что, если он не заговорит, то Улла и подавно не проронит ни слова.
Так всегда бывало. Улла могла молчать сутками, не замечая своего мужа и обращаясь к нему только в том случае, если он или его действия на самом деле мешали ей или без него просто никак не возможно было обойтись. Но и то и другое случалось редко. Она всегда погружалась в свои мысли настолько, что ей трудно было даже как-то помешать.

Как правило, необходимости в беседе не было, но молчание почему-то тяготило Эктолара. Вот и сейчас, увидев безмолвную и отстраненную Уллу у окна, он почувствовал себя неуютно. Тишина затягивала и тяготила одновременно.
Эктолар выждал добрых пять минут, прежде чем заговорить с женой. Но вовсе не потому, что он надеялся на ее расположение, будто она все же заметит его и заговорит с ним — он просто подбирал слова, как всегда не зная, с чего начать и что бы такого сказать, чтобы заинтересовать ее. Несколько раз он обращался к ней мысленно. Нет, у него, конечно, не было такого дара, каким обладали Силлери, и он не мог передать ей свои мысли или заглянуть в ее сознание, нет, он просто прикидывал течение беседы, задавал ей вопросы и сам же за нее отвечал.

Из этих бесед никогда ничего хорошего не выходило, и, тем не менее, Эктолар испытывал после общения с женой удовлетворение от чувства выполненного долга, а потому непременно должен был заговорить, хоть и предвидел заранее последствия.

Впрочем, особой проницательности для подобного предвидения не требовалось, так случалось всегда — сначала Улла неохотно включалась в разговор, просто из необходимости, затем она начинала скучать, это надоедало ей, и она неожиданно замолкала, вновь уходя в себя.

Она никогда не злилась и даже не раздражалась, она вообще не испытывала к Эктолару никаких чувств, и для него это не являлось новостью. Такое отношение жены не задевало бы его, если бы она вовсе не была способна на какие бы то ни было чувства. Но в том-то и дело, что он точно знал – в глубине души его жены жило нечто похожее когда-то на привязанность, страсть и даже любовь, превратившееся со временем в тупую ноющую боль и тщательно скрытое теперь под толстым прочным слоем ледяного наста.

К сожалению, это самое «нечто» никоим образом не имело отношения к нему, Эктолару, однако утешало то, что теперь уже ничто не было в состоянии пробить эту броню – ни внутрь, ни наружу.
И все же ему не давало покоя чувство, что она не забыла. Видимо, раз испытав это состояние, хочется ощутить его снова и снова, хочется вернуться к нему, сохранить его, взять на память.

Да, сердце Уллы скорее напоминало осколок кометы – смесь льда и камня, но не известно, что творилось там, внутри, под всеми этими слоями.

Твердо помня, что с Уллой нужно обращаться бережно и не выводить из себя, Эктолар, наконец, решился заговорить.
— Добрый вечер, дорогая.

Читать далее…

Весь роман ЗДЕСЬ

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s