…а также мистика, детективы, статьи и публикации… Добро пожаловать в мой мир!

Люди сдаются, когда тяжело, собаки сдаются, когда умирают (Наоми Уэмура)

О подвиге Балто, который являлся представителем ездовых хаски, снята целая трилогия мультфильмов. Причем, первая часть основана на реальных событиях, повествующих о доставке вакцины от дифтерии из Ненаны в Ном (Аляска), где в середине января 1925 года разыгралась трагедия, унося одну за другой детские жизни.

До Ненаны из Анкориджа вакцина была доставлена поездом. Но дальше пути обрывались. И единственным способом доставить лекарство были собачьи упряжки. Путь длиной 1085 км (674 мили) нужно было преодолеть не дольше чем за 9 суток. Снарядили около десяти собачьих упряжек общей численностью в 150 собак, погонщики сменяли друг друга, передавая груз, как в эстафете. Несмотря на пургу и пятидесятиградусный мороз, цели удалось достигнуть за 127 часов – пять с половиной дней. На предпоследнем этапе вожаком шел пес Балто.

В тот день буран разошелся не на шутку. Погонщик, норвежец Гуннар Каасен, по его же словам, едва мог разглядеть свои руки в снежной пурге. Не все собаки смогли пережить тот переход, лапы были изодраны в кровь, но даже не кровоточили, кровь в буквальном смысле стыла от ветра и снега, смешанного с ледяными иглами. Тяжелые, груженые сани то и время переворачивались от порывов ветра. В такой круговерти не сложно заблудиться, что, собственно, и случилось. Упряжка Балто, то ли из-за погоды, то ли по неопытности вожака, отклонилась от курса и не встретилась в положенном месте со «сменщиком», и ничего не оставалось делать, как просто продолжить путь. Благо, Ном был уже совсем близок.

Балто не был лучшим в гонках, не был самым быстрым, он даже не был опытным бывалым псом. Но именно он прошел последний отрезок пути и самостоятельно привел собак в Ном, где уже ждали с нетерпением заветную упряжку и жители городка, и репортеры.

Ему то и досталось все внимание прессы и весь почет. В конце того же 1925 года в благодарность за спасение Нома в Центральном парке Нью-Йорка был поставлен памятник Балто с надписью «Выносливость, верность, ум». Так Балто стал национальным героем.

Однако мало кто знает о другом персонаже той героической эстафеты – Того, которому достался самый трудный и опасный этап пути, пролегавший по заливу Нортон. Нортор-Саунд жители Аляски называют «фабрикой льда». С первого взгляда – это ледяная пустыня, ровная и спокойная насколько хватает взгляда, до самого горизонта. Он занимает площадь в пятьдесят тысяч квадратных километров. Но при ближайшем рассмотрении становится ясно, что эта белая безмолвная гладь таи в себе множество смертельных ловушек. На самом деле, лед находится в постоянном движении. То и дело льдины откалываются и уходят в открытое море. Во льду неожиданно образуются глубокие трещины, растущие в считанные минуты. Эти разломы ширятся так стремительно, что заметить их возможно только приблизившись к ним вплотную и когда становится уже поздно что-либо предпринимать, целиком полагаясь на везение и волю случая.

Упряжка Леонхарда Сеппала с вожаком Того была одной из лучших на Аляске. Она трижды побеждала в многомильной гонке All Alaska Sweepstakes и была готова пройти половину (!) пути эстафеты самостоятельно, справедливо поделив лавры героя и венец победителя с Балто. Однако губернатор перестраховался, и в последний момент было приказано добавить еще упряжек. В результате, значимость действий упряжки Того была как бы разбавлена, он стал «одним из…десяти», в то время как Сеппале и Того достался не только самый изнурительный отрезок пути, но и самый опасный. К тому же, это была и самая длинная часть пути, примерно треть от всей эстафеты.

31 января в субботу Сеппала двинул свою упряжку на лед Нортон-Саунда, приняв решение идти кратчайшим путем – прямо через залив. Там в Номе его дожидалась восьмилетняя дочь, за судьбу которой он крайне опасался. Путь лежал из Унгалика до постоялого двора Головин, где упряжку с сывороткой поджидала сменная команда. Примерно на половине маршрута вся упряжка оказалась на льдине, отрезанной от твердого основания, окруженной со всех сторон ледяной водой. Затем последовало несколько часов непредсказуемого дрейфа, прежде чем льдину прибило к другой льдине, вмерзшей в береговой лед. Тем не менее, до спасительной земли оставалось еще метра полтора. И это расстояние перепрыгнуть Сеппале было не под силу. Но если удастся заставить прыгнуть вожака, то оставалась надежда, что тот подтянет к берегу льдину с упряжкой и погонщиком.

Оставалось решить, как убедить Того бросить хозяина и упряжку, и прыгнуть в сторону берегу. Времени на раздумья и уговоры совсем не оставалось, и тогда Сеппала сделал первое, что пришло в голову. Он схватил Того на руки и рывком швырнул на берег. Собака больно ударилась о лед, кубарем перевернулась, но вскоре крепко стояла на ногах. Любая другая собака от неожиданности и пережитого трюка тут же бросилась бы убегать прочь, освободившись от веревки. Но Того вдруг уперся сильными когтистыми лапами в твердый лед, всем телом прижимаясь к земле. Льдина поддалась, медленно двинувшись к берегу.

И тут случилось самое страшное. Веревка порвалась и соскользнула в воду. Это был смертный приговор. Леонхард Сеппала с ужасом видел, как уходит под воду конец веревки, унося с собой всякую надежду на выживание. Но верный пес отреагировал моментально, бросившись в обжигающую ледяную жижу из снега и воды, нашел заветную веревку и тянул ее до тех пор, пока упряжка не смогла перейти на твердую поверхность. Кинологи называют такое поведение у собак адаптивным интеллектом. В своем желании воссоединиться с хозяином и упряжкой, собака сделала то, что ей подсказал инстинкт.
Это была не единственная трудность, с которой столкнулась упряжка Того, однако он с честью прошел все испытания. Того вел упряжку со средней скоростью 12 км в час против ветра по бездорожью. Он преодолел самую длинную и трудную дистанцию в 218 км, что в два с половиной раза больше, чем прошла любая другая упряжка, за самое быстрое время, и доставил сани с вакциной в пункт назначения, где передал эстафету следующему псу

И Аляска подвиг Того не забыла. Нынешние гонки собачьих упряжек на Аляске Айдитарод посвящены Гонке Милосердия и храброму Того. Он спокойно умер в 1929 году, чучело его находится в музее города Василла/Wasilla, Аляска.
В 1933 году умер в возрасте одиннадцати лет Балто. Его чучело находится сейчас в Музее Натуральной Истории Кливленда.

В книге «Один на один с Севером», об одиночных экспедициях на собачьих упряжках Наоми Уэмура,  профессионального японского путешественника к Северному полюсу и через Гренландию, изданной в 1983 году в Москве, заключительная часть звучит как гимн ездовой собаке: «Когда нам тяжело, больно, мы – люди уже сдаёмся, собаки же сдаются только тогда, когда умирают…»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s