…а также мистика, детективы, статьи и публикации… Добро пожаловать в мой мир!

Глава 5. Третий — лишний.

Ника выудила из сумочки мобильник и, наконец, набрала Леню. Тот ответил не сразу. Она все слушала и слушала идущие из трубки длинные гудки, но сдаваться и в мыслях не было.

Пока ждала ответа, краем глаза стала разглядывать своего незваного спутника.

Да уж…, не слабо она его зацепила. Брюки испачканы грязью, как у бомжа. Пальто на левом локте тоже в пыли, может быть, и порвано. Интересно, когда окончательно придет в себя, предъявит он ей претензии по поводу испорченных вещей? Пальто, должно быть, дорогое – модное, стильное, крупные пуговицы в два ряда… Такое может стоить и штуку баксов, и дороже. Ее журналистского вознаграждения явно не хватит возместить ущерб.

— Ну, где ты там пропала? – Ника вздрогнула от резкого крика в самое ухо. Она уже успела погрузиться в свои мысли и забыть, что Леня на связи. – Сколько еще тебя ждать? Они уже к штурму готовятся!

— Да я тут немного заблудилась, — пролепетала она извиняющимся тоном. — Я уже близко. Скажи, как лучше подъехать. Минут пять осталось, думаю, не больше.

Леня с присущей ему дотошностью стал пространно объяснять Нике, как проехать, где повернуть, куда припарковаться и каким образом найти его, одинокого, но не сдающегося героя баррикад, Леню Спицына.

Фух…. Ника дала отбой и покосилась на трубку, как будто ожидая, что из нее вот-вот выскочит Леня собственной персоной, чтобы продолжить свои ценные указания.

Не выскочил.

Она осторожно тронула «девятку». Путь оказался короче по времени, чем Ленины объяснения. Впрочем, Ника давно уже привыкла к его манере растягивать слова при разговоре, подолгу рассуждать на отвлеченные темы, ссылаясь на всевозможных классиков и мыслителей, искать какой-то смысл там, где его нет и быть не может, и почти всех принимать за дураков. На все это стоило закрывать глаза, потому что Леня был потрясающим фотографом, что называется, ассом своего дела, и никогда не подводил.

Просачиваясь сквозь три ряда оцепления, Ника то трясла удостоверением, то объясняла, что там, на передовой, так сказать, уже работает их фотограф, а она, боевая подруга и соратница, очень спешит к нему, потому что, по правде говоря, не может ему позволить насладиться лаврами героя в одиночку.

Сидевший рядом Кристиан всю дорогу молчал, прикрыв глаза длинными пушистыми ресницами, но не спал. Словом, особо не проявлял своего присутствия. Нике это было на руку. Она уже приступила к работе. Мысленно составляла план действий, соображала, с чего начать и к кому подступиться, надеясь все на того же вездесущего Леню, и на то, что дорожка для нее уже протоптана до самого СИЗО, а может, и до кабинета начальника изолятора, в котором, собственно, по слухам, и укрылись мятежные арестанты.  Этот самый кабинет в данный момент являлся объектом пристального внимания прессы, подразделений милиции и СОБРа, а также тех гражданских, чьи судьбы так или иначе были связаны с обитателями злополучного исправительного учреждения.

Ника кое-как припарковалась у обочины, стараясь не задеть Леню, который усиленно размахивал руками прямо перед машиной, указывая, где встать.

— Ну, все, приехали, — констатировала она, открывая дверцу.

Кристиан снова промолчал, только головой кивнул, мол, понятно.

— Ну, ты как себя чувствуешь-то? Получше? Не умираешь хоть? – с надеждой поинтересовалась она.

Парень в ответ слабо улыбнулся.

– Тогда посиди тут. И помолчи. Я сейчас буду врать, — лучезарно улыбнулась ему Ника, и вышла из машины навстречу запыхавшемуся от возмущения Лене.

— Ну, ты даешь, мамочка моя, — гнусаво протянул фотограф, вращая белесыми глазами, — я же замучился уже тебя ждать! Ну, сколько можно!

Его внешний вид полностью соответствовал образу свободного художника. Длинные густые русые волосы, аккуратно подстриженная бородка, кожаные брюки, синяя шелковая рубашка навыпуск и кожаный жилет. На шее висел массивный, обычный, аналоговый — не цифровой  — фотоаппарат «Олимпус». Леня любил работать по-старинке  —  пленкой.

Когда он заметил сидящего в машине молодого парня, его возмущение еще больше возросло, а вращательные движения глазами ускорились и теперь достигали угрожающего радиуса.

— А это кто такой? Откуда взялся? – он чуть склонил голову, заглянул в машину, чтобы лучше разглядеть Кристиана.

— В редакции навязали. В нагрузку, – быстро выпалила Ника.

Леня аж взвился, появление конкурента в его планы не входило:

— Фотограф, что ли? Ну, вы ребята, даете! Мы же так не договаривались!

— Да нет же, нет! Конечно не фотограф! Журналист. Начинающий. Стажер, — оправдывалась Ника. – Сам пока мало что умеет, вот и послали со мной опыта поднабраться. Да он не помешает, тихий парень. Наверное, перепугался, бедняга – столько спецназа кругом. Сидит, поди, боится дышать. Пусть в машине  останется пока, в себя придет.

У Лени от души отлегло. Он разулыбался, обнял Нику за плечи:

— Ну, ладно, пойдем, мамочка моя, побеседуем с одним человеком. Я договорился, нас будут держать в курсе дела. Ты тоже поговори с ним, сделай вид, что собираешь о нем информацию, короче, пусть думает, что ты сделаешь его своим супергероем…. Ну ты ж умеешь это лучше меня, что я тебя учу! В общем, все ясно?

— А то! – Ника подмигнула Лене, заглянула в машину к Кристиану: – Посиди тут. Никуда не выходи. Журнальчики полистай – они там, на заднем сиденье. Я скоро.

Кристиану, наконец, явно стало лучше. Он, вроде как, ожил, глаза заблестели. Сейчас он смотрел на нее таким открытым и бесхитростным взглядом, в котором читалась некоторая тревога, что она не выдержала и ободряюще улыбнулась ему. Улыбка Ники, и без того обворожительная и белозубая настолько, что можно было снимать в рекламе зубной пасты, на сей раз получилась просто ослепительной, даже неуместно ослепительной в сложившейся ситуации. Однако у нее был повод радоваться. Она поняла по его взгляду, что счет за испорченное пальто ей предъявлен не будет.

Девушка весело махнула ему на прощание рукой и побежала догонять Спицына.

Вокруг здания народу скопилось немало. Зевак разгоняли бравые оперативники. Потому, здесь были, в основном, журналисты и родственники арестантов.

Проходя мимо них, Ника вдруг услышала, как чей-то женский голос зовет ее по имени. Обернулась. К ней быстрым шагом направлялась невысокая худая молодая женщина  в джинсах и коротком норковом пиджаке. Ника сразу ее узнала – Юлька, жена Олега Чистова. Еще во времена брака Ники с Аликом, они хорошо дружили семьями, несколько раз даже отпуск проводили вместе. Юлька, в отличие от Ники, не работала, зато, успела к тому времени родить двоих сыновей. После развода, Ника с Чистовыми виделась редко, разве что на днях рождений их общих знакомых. Она знала, что совсем недавно у Юльки с Олегом появился на свет третий сын. Однако официальный брак Олег по какой-то причине оформлять не торопился. Возможно, ждал, пока родится четвертый.

Вообще-то, Ника не понимала, зачем рожать столько детей, когда вполне достаточно было бы и одного. Ну, максимум, двоих. С другой стороны, она сама признавалась себе, что завидует женщинам, которые имеют детей, в то время как она не смогла, не сумела. Может быть, в этом и винит ее до сих пор Алик?

— Лень, ты иди, — обратилась Ника к Спицыну, — я тебя сейчас догоню. Знакомую встретила.

— А чего она тут делает?

— Да, кажется, муж у нее здесь…

— Надзиратель? – заинтересовался фотограф.

— Да нет, сидит.

— Уголовник что ли? Ну и подружки у тебя, Никуша! – Леня красноречиво выпучил глаза.

— Да не уголовник – предприниматель. Экономический он.

— А-ааа…, — несколько разочарованно протянул Леня, — может, все же, сфоткать ее, на всякий случай?

— Да не надо, Лень. Не тот это сюжет. Если только ты не готовишь материал о матерях-героинях…

Юлька не была красавицей, скорее наоборот — сильно вздернутый к верху нос, немного срезанный подбородок. Тем не менее, ухоженная, стильно одетая молодая женщина с разбитным добродушным характером вызывала симпатию. Вот уже второй месяц велось следствие по делу ее мужа. И уже второй месяц Олега содержали под стражей в камере предварительного заключения. За это время она похудела килограммов на десять и осунулась. Но не отчаивалась. Оставив с утра детей на попечение няни, она колесила по городу в своем небольшом японском джипе, навещая разных друзей и деловых партнеров мужа с целью раздобыть денег на взятку. Сумма нужна была немалая. Но Юлька готова была на подвиги, лишь бы ее Олежек вернулся поскорее домой. А тут уж, на воле, он, конечно, поднимет все свои связи и средства и сумеет выпутаться, чего не возможно было сделать, находясь по ту сторону решетки.

— Я уже и к Алику обращалась, — запыхавшись, рассказывала Юлька. – Ты знаешь, он обещал помочь. Я очень надеюсь, что тут сегодня все уладится. Завтра поеду к Алику, обещает дать денег. Всю сумму. Ну, я, конечно, сказала ему, что как только Олежка выйдет, он сразу же все отдаст. Это просто у меня нет. Олег все отдаст.

— Я бы Алику особо не доверяла, тем более, если речь идет о деньгах, — заметила Ника.

Юлька вздохнула, покачала головой, приложила руку к груди и выдохнула:

— У меня нет другого выхода. Понимаешь? Все остальные отвернулись. Так обидно. Ты же знаешь, Олежек всегда всем помогал. Будь один из них на его месте…

— Да, да, я знаю, –  нетерпеливо перебила ее Ника.

Она давно уже замечала красноречивые жесты Спицына, и торопилась.

Видимо, Юлька, наконец, поняла это и спросила:

— А ты тут по делу или?…

— К счастью, по делу.

— Как ты думаешь, это все серьезно? Что дальше будет?

— Я как раз и  хочу это узнать.

— Тут творится что-то невероятное, — Юлька понизила голос. — Олежка, хоть им и нельзя там иметь мобильники, сама понимаешь, звонил мне недавно. У них там в камере вроде, пока, все спокойно. Бузят где-то в другом месте. Он сказал мне, что все это произошло из-за лишнего заключенного.

— Как это – лишнего заключенного? – перебила ее Ника, подумав при этом, что «глушилка» мобильников таки не работает, как надо.

— Ну, в общем, там один заключенный, — стала сбивчиво объяснять Юлька, — он, якобы, неизвестно откуда взялся, никто его не знает, и не видел. Олег говорит, что, по слухам, он и начал мятеж. Захватили конвоиров, отобрали оружие. Ворвались в кабинет к начальнику. Теперь, якобы, сидят там.

— Подожди, Юль, а что значит – взялся неизвестно откуда? То есть, его не было, что ли, и, вдруг, вот он, материализовался? Такого ж не бывает.

— Я не знаю. Это Олег сказал. Вроде как, так и было, – неожиданно заявила Юлька, — именно появился из ниоткуда. Хотя, сам ведь он тоже этого не видел. Наверное, я все же не правильно поняла. Ох…., — горестно вздохнула она, теребя на шее массивную золотую цепь с кулоном в виде иконы Богоматери. — Одна радость, что все это происходит в другом крыле, и моего, по идее, не должно коснутся.

— Да, это радует, — произнесла Ника в то время как мысли уносили ее все дальше и дальше от Юльки и Олега в сторону здания мятежного СИЗО и его странного узника. –Прости, Юль. Я же тут, что называется, на работе. Мне нужно спешить. Удачи тебе. – И вдруг ей в голову пришла мысль: — Да, кстати, они, — Ника кивнула головой в сторону оцепления, — знают об этом заключенном?

На лице у Юльки появилось растерянное выражение:

— Я не в курсе… Я — то уж точно ничего им не говорила. Знаешь, боюсь – как бы своему не навредить.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s